"Sweet-Travel" в Киеве с 2006 года - персональный Форум нашего агентства о туризме и путешествиях

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Неординарные и экстремальные места и поездки

Сообщений 31 страница 40 из 86

31

Жуткий обряд Тораджи

О нравы! О народы!

У народа тораджи, обитающего на индонезийском острове Сулавеси, существует достаточно странная традиция. Каждые три года местные жители извлекают тела своих усопших родственников из могил для проведения обряда манене или «очищения».

О нравы! О народы!

Тело покойника эксгумируют и наряжают в красивую одежду. Этот ритуал подчёркивает тесную связь между миром живых и мёртвых.

Наряженное тело покойницы Нек Тосай перед традиционной церемонией манене (слева). Ари Титус держит тело своего брата Джефри, умершего в детстве.

О нравы! О народы!

Похороны – одно из самых важных и дорогостоящих мероприятий в жизни общины. Представители народности тораджи всю жизнь копят деньги на достойные похороны. Иногда погребение происходит через несколько лет после смерти, когда семья умершего наконец накопит достаточно средств на подготовку пышных похорон.

О нравы! О народы!

Следуя правилам древнего ритуала, тораджи высушивают тела троих умерших родственников, а затем чистят их и одевают в новую одежду.

О нравы! О народы!

В начале похорон тораджи забивают буйвола или быка и кладут рога возле дома своего родственника. Чем больше рогов украшает дом семьи, тем выше социальный статус покойника.

О нравы! О народы!

Члены семьи Тиранда надевают солнечные очки своему покойному родственнику во время ритуала манене, который каждые три года проводится в деревне Пангала.

О нравы! О народы!

Местные жители хоронят усопших в специальных углублениях с скале, куда помещается гробы с умершими.

О нравы! О народы!

Умерших называют «заболевшими» или «уснувшими», так как тораджи считают их живыми до самых похорон.

О нравы! О народы!

Тораджи хоронят своих родственников там, где они прожили большую часть своей жизни, или умерли. Отклонение от этой традиции вызывает разногласия в семьях. Например, бывают случаи, когда супруги желают быть похороненными рядом и таким образом ставят своего партнёра выше кровных родственных связей.

О нравы! О народы!

Тораджийские мужчины совершают ритуал сесемба на острове Сулавеси.

О нравы! О народы!

Тораджийские мужчины готовят кабана традиционным способом на бамбуковых палках перед торжественной церемонией манене.

О нравы! О народы!

Местные рассказали историю о том, как тораджийский мужчина по имени Понг Румасек нашёл под деревом тело умершего, когда охотился в горах. Румасек переодел его в свою одежду и похоронил со всеми почестями. Охотник верит, что это принесёт ему благополучие.

О нравы! О народы!
/infoglaz.ru/

32

Удивительные фотографии исчезающего племени Ава

Глубоко в джунглях Амазонии живет наиболее уязвимое племя в мире, члены которого, пытаясь уберечься от уничтожения, ведут кочевой образ жизни, постоянно перемещаясь с детьми, оружием и домашними животными.

Люди племени Ава были на грани вымирания из-за европейских колонистов, которые поработили их, и владельцев ранчо, которые украли у них землю, на которой они жили. И все же они живут в полной гармонии с джунглями. У большинства семей Ава несколько прирученных диких животных, которых женщины кормят грудью, пока они не вырастут.

О нравы! О народы!

Очень немногим удалось когда-либо повстречать людей Ава. Фотограф Доменико Пульезе (Domenico Pugliese) стал одним из таких счастливчиков, ведь ему повезло провести время с этим замечательным племенем и даже стать источником развлечения для них.

О нравы! О народы!

Пульезе впервые встретился с людьми племени Ава в 2009 году, после того, как его друг-журналист предложил сопроводить его и антрополога к участку леса, где они живут. «Они услышали звук двигателя катера и спустились к берегу реки, — вспоминает фотограф. — Ощущение было такое, словно я оказался в другом мире».

О нравы! О народы!

После начала общения люди племени Ава даже нашли повод для насмешек над фотографом. Оказывается, они просто не понимают, как взрослый человек может быть один, без семьи. Ведь семья очень важна для Ава и это понятие не ограничивается только близкими людьми. Их животные, которые помогают им в решении повседневных задач, таких как колка орехов и сбор плодов с высоких деревьев, являются такой же частью семьи, как и дети.

О нравы! О народы!

Люди племени Ава держат диких свиней, белок, попугаев и крупных грызунов агути, но их любимые питомцы — обезьяны.

О нравы! О народы!

Приматы являются важным источником пищи для Ава, но если малыш вырос на грудном вскармливании, они никогда не будут его есть. Даже если он вернется в лес, они признают его как «hanima» — частью семьи.

О нравы! О народы!

«Они кормят белок и обезьян точно так, как кормят своих детей, грудью, — говорит Пульезе. — Это показывает, как далеко мы продвинулись оттуда, где были. Они настолько близки к природе. На самом деле, это даже не близость — они являются частью природы».

О нравы! О народы!

33

Однако из десятков тысяч людей Ава, которые жили на территории штата Мараньян 500 лет назад, когда высадились португальские колонисты, на сегодня выжили только около 400 человек. У около 60 из них никогда не было контакта с внешним миром.

О нравы! О народы!

Многие из них умерли из-за болезней, привезенных из-за океана — оспы, кори, гриппа и других. Выживших превратили в рабов и заставили работать на плантациях, где выращивались каучук и сахарный тростник.

О нравы! О народы!

В 1835 году, после многовекового угнетения, племена Мараньяна восстали против европейских поработителей. Во время 5-летнего восстания было истреблено около 100 тысяч человек коренного населения.

О нравы! О народы!

После этого люди Ава были вынуждены начать вести кочевой образ жизни, чтобы избежать геноцида. В течение последующих 200 лет они стали искусными охотниками и научились строить жилища в течение нескольких часов, чтобы дни спустя снова отказаться от них и отправиться в путь. В результате ведения кочевого образа жизни они утратили сельскохозяйственные навыки и даже умение разжечь огонь.

О нравы! О народы!

В 1982 году Всемирный банк и ЕС дали Бразилии кредит в сумме около 900 млн. долларов для защиты земель коренного народа, но незаконные лесорубы продолжали угрожать их существованию в течение еще 30 лет.

О нравы! О народы!

Правительство Бразилии объявило, что все «захватчики» были изгнаны из земель Ава в прошлом году, но сегодня люди племени сталкиваются с еще большей опасностью — пожарами, бушующими в Амазонии.

О нравы! О народы!

Пожары, уничтожающие огромные участки леса на восточной окраине Амазонии, известной как «легкие Земли», как говорят, устраивают владельцы ранчо, которые хотят превратить землю в плантации.

О нравы! О народы!

Но даже те, кто пришел, чтобы помочь Ава, могут непреднамеренно разрушить хрупкое равновесие — осознает Пульезе.

О нравы! О народы!

/sfw.so/

34

Узники Бастилии

О нравы! О народы!

Узниками Бастилии были не только люди. Однажды в тюрьму была заключена знаменитая Французская энциклопедия, составленная Дидро и Д`Аламбером. Книгу обвиняли в том, что она наносит вред религии и общественной морали.

35

Хевсуры - агрессивные жители гор

О нравы! О народы!

Хевсуры — этнографическая группа грузин, коренное население горной области Хевсурети. Выше среднего роста, с голубыми глазами и светло-русыми волосами. Из Иллюстрированного журнала «Искры Воскресенье» от 18 августа 1913 года:

«По языку хевсуры близки к грузинам, хотя их наречия не понимают настоящие грузины, живущие в центре. Свойства их характера: гостеприимство, речистость, гордость и ничем не сдерживаемая вспыльчивость. Это приводит к постоянным кровавым столкновениям, с десятками убитых и раненых. Вследствие этого хевсуры всегда, даже на полевых работах вооружены с ног до головы».

О нравы! О народы!

В религиозных отношениях хевсур — официально христиан — сохранилось много языческих, магометанских и даже еврейских черт. Они празднуют и магометанскую пятницу, и еврейскую субботу, и христианское воскресение. Офицер российского генштаба Иоганн Бларамберг "Топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа" (1835 г.):

«Хевсуры очень бедны, суровость климата и скудность почвы, вероятно, влияют на характер жителей, и они гораздо более дики и склонны к разбою, чем их соседи пшавы и тушины. В общем, нужно заметить, что эти народы становятся добрее и цивилизованнее по мере удаления от высокогорных и бесплодных долин Кавказа».

О нравы! О народы!

Хевсуры и пшавы слепо верят в дух, называемый Гомари, который им покровительствует. Это верование, смешанное с большим количеством суеверий и поклонением предметам, которые кажутся им необычными, породило среди них большое число фанатиков, которые называют себя верховными жрецами (протопопами) и очень почитаемы народом: это они хранят святые места, к которым никто, кроме них самих, не осмеливается подойти. В праздничные дни верховные жрецы достают святые символы церквей (большей частью превратившихся в руины) и показывают их народу, который остается на почтительном расстоянии от них, затем они призывают милость своего святого, а народ приносит жертвы, представляющие собой ячменный хлеб и баранов, которые, как и следовало ожидать, попадают в руки священнослужителей. Лашари-Джуари — наиболее почитаемый крест, которому приносят больше всего жертв. Уверяют, что число баранов, приносимых ему в жертву, ежегодно доходит до 2 тысяч голов. Можно сказать, что эти верховные жрецы управляют народом по своей воле, они поддерживают в нем ужасающее невежество и самые отвратительные суеверия; иногда они в качестве оракулов предсказывают гнев своих идолов, чтобы получить новые многочисленные жертвы для смягчения их ярости.

О нравы! О народы!

Еще несколько слов о вооружении хевсур. Шлем (чачкари) состоит из посеребренного верха, на подобие тарелки, с которого кругом опускается сеть из железных колец для защиты лица, шеи и затылка. Кольчуга, снабженная короткими рукавами, к которым примыкают наручники, доходит до бедра. Железная сеть покрывает также и переднюю часть ног и верхнюю половину ступни. Маленький кожаный круглый щит с железными оковами, большой кинжал и сабля (У хевсур, которые, как все горцы, страшно любят хорошее оружие, можно найти много старых и хороших сабель. Часто попадаются венгерские клинки с изображением гусара и с девизом: “Vivat Husar!” Более редки клинки из Золингена и известного мастера Горды.), незначительно выгнутая, а также кольца с остриями для удара, так называемые “сацерули”, пополняют вооружение. Копье и огнестрельное оружие носится редко. Пока кровавая месть была еще в большом ходу, хевсур, когда выходил из своей деревни, надевал на себя кольчугу, составлявшую его гордость и почетное одеяние. Эту кольчугу также надевали на покойников во время похорон для того, чтобы они с достоинством могли переходить в загробную жизнь. К рыцарским упражнениям хевсур относятся также верховая езда, беганье взапуски и метание камней.

О нравы! О народы!

В 1950-х хевсуров принудительно переселяли на равнины, в результате чего некоторые высокогорные деревни опустели.

/sfw.so/

36

Людоедство как национальный бренд

О нравы! О народы!

Есть такая страна — Центральноафриканская республика.  В попытке доказать хотя бы самим себе, что они все-таки заслуживают отдельного пятнышка на карте, страны готовы искать повод для национальной гордости в чем угодно, вплоть до кровавых диктаторов. 1 декабря 2010 года там по случаю 50-летнего юбилея независимости посмертно реабилитировали Жана-Беделя Бокассу, правителя, который ел своих подданных в буквальном смысле слова и вполне заслуженно претендует на звание самого жестокого и нелепого тирана XX века. Вдова Бокассы, Кэтрин была удостоена почетной медали от благодарного отечества.

Однако не стоит сразу записывать жителей ЦАР в патологических рабов, которые не заслуживают ничего другого, кроме железной руки надсмотрщика. Реабилитация Бокассы и медаль для диктаторской вдовы – это крик отчаяния национального самосознания, которое задыхается в культурно-историческом вакууме и ищет хоть какую-то точку опоры. И здесь Центральноафриканской республике можно только посочувствовать, потому что мало какой нации приходится так тяжело, как им.

О нравы! О народы!

Каким-нибудь новообразованным странам Европы или Азии в этом отношении живется гораздо проще. Им посчастливилось возникнуть на территориях с насыщенным историческим бэкграундом, поэтому есть к чему примазать свою национальную идентичность. Это нам со стороны видно, что государству Египет лет меньше, чем его бывшему президенту Мубараку. А внутри сами египтяне уверенны, что Хеопс, Клеопатра и Саладин – их великие соотечественники.

А что делать черной Африке? В этой части света сейчас 48 независимых государств, а полтора века назад, накануне колониального раздела было только два: Эфиопия и Мадагаскар. Плюс странный американский проект Либерия. У остальных 45 в прошлом нет ничего, кроме соседской общины и колониального рабства. На чем строить свою национальную идентичность случайному набору племен, которые оказались в одном государстве исключительно потому, что европейцам было удобно именно так провести линию границы на карте?

Каждый спасается, как может. Кенийская элита ищет в предках оманских арабов и учит суахили. В Западной Африке вспоминают полумифическую империю Сонгай. В Зимбабве гордятся довольно примитивными руинами каменных крепостей средневекового королевства Великое Зимбабве. Где-нибудь на Ближнем Востоке на эти каменюки никто бы и смотреть не стал, но для африканской страны даже такие развалины – большая национальная удача.

О нравы! О народы!

Ведь у некоторых государств континента нет даже такой малости, как легенды, арабские завоеватели и куча камней. Простого названия – и того нету, одно политико-географическое определение, как у Центральноафриканской республики. Нигер или Нигерия, конечно, не самые симпатичные названия, не говоря уже об их похожести, но это все-таки названия. В Нигерии живут нигерийцы, в Нигере – нигерцы. А кто живет в Центральноафриканской республике? Центральноафриканские республиканцы? Как эти 4,5 миллиона человек могут построить собственную государственность, когда у них даже названия нет?

Жители ЦАР лишены всех возможных национальных атрибутов: у них нет ни названия, ни языка, ни истории, и даже территория досталась им от французских картографов. В прошлом – только колониализм и кровавая диктатура, в настоящем – гражданские войны и лидирующие позиции в списке самых бедных государств мира, и никаких перспектив в будущем. На что здесь может опереться самосознание нации? За что ухватиться? Только за Бокассу. Единственного центральноафриканского республиканца с мировой славой.

О самом знаменитом людоеде, достигшем власти, — президенте Центральноафриканской Республики Жан-Биделе Бокассе на родине сейчас вспоминают с ностальгией. Вынесенный ему смертный приговор за геноцид против народа и каннибализм там не забыли. Но относятся к этому с пониманием: да, он ел людей — но ведь люди тогда тоже что-то ели…

О нравы! О народы!
1970 г. СССР. Бокассу приниают в почётные артековцы.

28 августа 1973 года в «Артеке» встречали почетного гостя. Темнокожий президент «прогрессивной» африканской страны показал себя настоящим рубахой-парнем: искренне веселился вместе с артековцами, исполнял песни своей страны и даже научил мальчишек и девчонок африканскому стишку-речевке. Президента наградили гостевым галстуком и званием «почетный артековец». После церемонии взволнованный африканец несколько раз повторил, как ему понравился лагерь и замечательные советские дети. Звали этого человека Жан-Бидель Бокасса. Он вообще очень любил детей. Дома, в Центральноафриканской Республике, их ему регулярно подавали к обеду.

«Он бегает по Африке и кушает детей» — так написал в 1925 году Корней Чуковский о злом и нехорошем разбойнике Бармалее. Знал бы он, что к этому времени в Африке, во французской колонии Убангуи-Чарли, подрастает мальчик, который станет самым знаменитым людоедом мира!

О нравы! О народы!

37

Жан-Бидель Бокасса родился в семье сельского старосты, отец умер, когда мальчику исполнилось 6 лет. Матери пришлось одной растить двенадцать детей. В 19 лет юноша решил, что будет искать славы и богатства в карьере военного. Его приняли во французскую армию, и во время Второй мировой войны Жан-Бидель дослужился до чина сержанта. Армия, которая приняла Бокассу с распростертыми объятиями, поспешила без шума избавиться от него после одного «подвига», совершенного во Вьетнаме, — там Франция тоже успела повоевать. Во время одного из рейдов храбрец сержант потерялся в джунглях, а примерно через неделю взвод, прочесывающий лес, заметил дымок от костра: на огне жарилось мясо, а рядом лежало разделанное человеческое тело. Так Бокасса решил «употребить» захваченного в плен вьетнамского партизана. Сначала, как он сам признался, съел сердце и печень врага — чтобы «получить чужую храбрость»…

Отставному сержанту было куда ехать: родная страна (теперь она называлась Центрально-Африканской республикой) обрела независимость, и пост президента занял племянник Жан-Биделя — Дэвид Дако. Родственник тут же облагодетельствовал дядю чином полковника и постом начальника генерального штаба — так в 1963 году Бокасса достиг высот, о которых даже не мечтал во французской казарме.

Император Жан-Бедель Бокасса выделяется даже среди самых колоритных африканских диктаторов. Он правил ЦАР 14 лет, в 1965–1979 гг. на очередном пике Холодной войны, когда Запад готов был помочь прийти к власти в Африке самым бесчеловечным воякам вроде Мобуту и Иди Амина, лишь бы страны не достались коммунистам.

О нравы! О народы!

Уже в первый год президентства Дако вспыхнуло антиправительственное восстание на границе с Заиром, которое несколько месяцев не могли подавить. Дэвид Дако в это время ездил по Европе, выпрашивая кредиты для «экономического развития страны». Деньги ему давали: в ЦАР имелись месторождения алмазов и урана. Но, несмотря на кредиты, экономика страны разваливалась — зато богатели члены парламента, министры и сам президент. Бокасса с отвращением наблюдал за правлением племянника. И, видимо, позволял себе критиковать родственника вслух. В начале 1965 года президент ЦАР приказал Бокассе собирать чемоданы и отправляться во Францию знакомиться с опытом военных. А в это время Дэвид Дако вынашивал план избавления от дяди, которого в стране уже считали возможным «спасителем отечества». Через девять месяцев полковника Бокассу сочли достаточно образованным, чтобы вернуть на родину и… арестовать через две недели. Конкретных обвинений не предъявили — просто зачитали указ о смертной казни. За день до дня приведения приговора в исполнение Бокасса побрил голову и отказался от пищи — он собирался встретить смерть, как подобает мужчине его племени.

Казнить Бокассу не успели: его друзья-военные смогли поднять войска и уже через полтора часа после начала восстания захватить столицу страны. Из тюрьмы Жан-Бидель вышел героем и новым президентом. Именно в этом эпизоде кроется ответ на вопрос, почему Бокасса, достигнув власти, со своими врагами расправлялся мгновенно и очень часто своими руками. Чтобы не повторилась история спасения, подобного собственному. На фотографиях 70-х годов он везде запечатлен со знаменитой тростью из эбенового дерева и слоновой кости — она была средством расправы с политическими противниками и людьми, вызвавшими гнев правителя. Президент убивал их, всаживая в глаз наконечник трости.

В 1976 году Бокасса придумал себе новый титул: «император Центральной Африки, волей центральноафриканского народа, объединенного в национальную политическую партию МЕСАН». Коронация новоявленного императора праздновалась с размахом. На самолетах из Франции были доставлены 7 тонн цветов, 5200 ливрей и 600 фраков и смокингов, сшитых у Кардена, 25 тысяч бутылок бургундского, 40 тысяч бутылок шампанского, 10 тысяч приборов столового серебра. Корону для императора изготовил парижский ювелир Клод Бертран, она была украшена драгоценностями, являвшимися главным достоянием государства, в том числе бриллиантом в 58 каратов. Бокасса пригласил на свое торжество президентов нескольких европейских стран и папу римского. Правда, столь высокие гости не приехали — но зато во дворце не было недостатка в белых и черных дипломатах, бизнесменах, звездах кино.

О нравы! О народы!

Бокасса с большим усердием относился к выполнению своих диктаторских обязанностей: репрессировал, пытал, убивал. Неугодных режиму скармливал львам и крокодилам из своего личного зоопарка, а особо опасных противников съедал сам. Чтобы вражья сила к нему перешла.

Мания величия лидера ЦАР вышла даже за довольно широкие пределы, положенные африканским лидерам. В 1976 г. Бокасса провозгласил себя императором, а подшефный ему клочок земли – Центральноафриканской империей. Императорский двор в столице ЦАР Банги мог соперничать с лучшими королевскими дворами Европы XVII–XVIII веков. Бокасса облачался то вгорностаевую мантию с золотой короной, то в треуголку с пышными перьями и мундиром в стиле своего коллеги Наполеона.

На празднике коронации Жан-Биделя Бокассы присутствовали и полсотни заключенных из столичной тюрьмы — те, кто по разным причинам вызвал недовольство императора. Обращались с этими людьми на удивление мягко: обильно кормили, подолгу «выгуливали». Свой путь земной они закончили на дворцовой кухне и в виде особых мясных блюд были поданы к столу.

Если необычные гастрономические пристрастия императора к тому времени и были тайной, то разве что для гостей. К тому времени в стране людоедство… вошло в моду. Никто уже не удивлялся исчезновениям по ночам людей, чаще всего молодых девушек и детей. Впрочем, и у приближенных Бокассы были шансы оказаться на столе: одного из надоевших министров император распорядился подать к обеду. Другого несчастного велел зажарить, нафаршировав рисом, — и пригласил за стол… его семью.

38

Уже после свержения Бокассы его повар Филипп Ленгис рассказал об «особых блюдах», которые готовил для императора. Сам Жан-Бидель называл человечину «сахарной свининой». В поездки он обязательно брал с собой законсервированное мясо — искусник-повар придумал способ, который сохранял любимую пищу Бокассы свежей по нескольку месяцев.

Не были исключением и поездки в СССР, Бокасса там тоже питался своими консервами. Привозил он их и в Москву в 1970 году, где Бокасса, тогда еще просто президент и председатель единственной разрешенной в ЦАР партии «Движение социальной эволюции Черной Африки», встречался с Л. И. Брежневым. Кстати, в Союзе ему больше всего понравился введенный Брежневым ритуал братских поцелуев.

«Я с удовольствием съел бы его», — шутил Бокасса.

Вернувшись домой, он перецеловал всех министров. Говорил, что так можно узнать, замышляет ли человек что-нибудь плохое: если губы мокрые и расслабленные — значит, искренний; если сухие и горячие — доверять ему не стоит.

О нравы! О народы!
В 1977 г. Жан-Бедель короновался как император, потратив на коронацию 20 миллионов долларов: были куплены трон из чистого золота в виде орла и корона с громадными бриллиантами, а также 65 000 бутылок элитного шампанского.

К середине 70-х император пресытился даже человеческим мясом и стал коллекционировать свои ощущения от… поедания представителей разных профессий. Единственные в стране ученый-математик и врач-стоматолог закончили свою жизнь на разделочных столах дворцовой кухни. Такой же была участь победительницы первого в стране конкурса красоты. Бокасса мечтал собрать уникальный гарем — по одной жене из разных стран Европы, Азии и Африки. Но успел завести только 17 жен, которые родили ему 55 детей. Всех их император даже не знал в лицо, принцы и принцессы носили на одежде золотые значки с его портретом. Кстати, детям категорически запрещено было даже подходить к кухне, тем более — пробовать «специальную» пищу отца. Бокасса говорил, что человеческое мясо детям есть нельзя, оно может сделать их слабыми.

После свержения императора несколько его детей остались в стране, один сын работал дворником, его сестра завела собственную прачечную. Еще двое сыновей перебрались в Европу и открыли свой бизнес. Один стал владельцем сети закусочных фаст-фудов в Париже, другой держит ресторан в одном небольшом немецком городе. А вот студент Сорбонны и бывший принц Антуан Жан-Бидель Бокасса ужаснул видавших виды французов. В начале 80-х в его квартире полиция обнаружила холодильник, заполненный «женскими грудями, вырезкой с живота и бедер, хрящами ушей и носов молодых женщин… В горах мяса, найденных в морозилке, голов не нашли, но зато под кроватью и в постели наследного принца были обнаружены шесть до блеска отполированных черепов».

Любовницу, которая стала его первым блюдом, звали Дорис. Девушка-студентка довольно долго встречалась с Бокассой-младшим и, видимо, имела в отношении него серьезные намерения. Он, как оказалось, тоже. Дорис он задушил, когда та спала. Французские газеты тогда печатали отрывки из протоколов допроса Бокассы-младшего: «Я наслаждался, поедая ее парное мясо, особенно печень и сердце, так как, по нашим африканским поверьям, это означает, что ты становишься мужественнее и храбрее… Столовой ложкой я съел в сыром виде ее мозг — чтобы быть умным и хитрым, как женщина. В последующем всех новых девушек, которых я приводил к себе домой, я угощал бифштексами, приготовленными из мяса не только Дорис, но и остальных моих прежних подружек».

Потребности императорского двора росли, Бокассе нужны были деньги, и в 1979 г. он придумал новую статью дохода для казны. Всех детей в ЦАР обязали носить специальную и довольно дорогую школьную форму, которую шила только одна компания в стране. Компания принадлежала жене Бокассы. Начались массовые протесты с участием школьников. Возраст бунтовщиков не показался императору достаточным оправданием. Школьников арестовали, около сотни детей было убито.

О нравы! О народы!

1979 год стал последним в эпохе Жан-Биделя Бокассы. Бокасса издал указ о ношении школьной формы. Редкие семьи могли позволить себе такую роскошь. Демонстрацию возмущенных школьников и студентов остановили войска. На улицах столицы выросли баррикады, резиденции императора несколько раз штурмовали. И Бокасса принял меры…

По его приказу солдаты хватали на улицах детей, подростков, молодых людей от 6 до 25 лет и везли в центральную тюрьму. Император лично занялся преподаванием «хорошего урока», убив больше ста детей. Трупы выбрасывали в реку и закапывали на территории тюрьмы. Вот как описывали французские журналисты еще один императорский «урок»: «Около тридцати детей привезены в грузовике во двор его дворца в Беренго. …Их заставили лечь на землю, и пьяный Бокасса приказал шоферу проехать по этому живому ковру. Шофер отказался, и император сам сел за руль. Он ездил на грузовике взад и вперед, пока не смолк последний крик».

Элитный французский спецназ десантировался в столице в ночь на 21 сентября 1979 года, Бокасса тогда находился в Ливии с официальным визитом. Место президента занял снова Дэвид Дако, а для Бокассы наступили годы скитаний. Он попытался вернуться в ЦАР семь лет спустя — там его ждал суд и уже готовый смертный приговор. За геноцид и каннибализм. Но казнь заменили пожизненным заключением.

Бокасса все-таки вышел на свободу в 1993 году. Он снова пытался найти поддержку, старик с тростью в потертом маршальском мундире ходил по кабинетам чиновников и рассказывал о том, что был несправедливо свергнут и осужден.

Страна, к тому времени уже погрязшая в коррупции и нищете, с ностальгией вспоминала о железной руке Бокассы. Ставший к концу жизни вегетарианцем Жан-Бидель надеялся снова прийти к власти, он даже выставил свою кандидатуру на ближайших выборах.

Вдохновленный поддержкой простого народа, Бокасса решил, что имеет право снова претендовать на высшую власть в стране. Но высшая власть так не думала, и, в конце концов, экс-император был выдворен из гостевых покоев президентского дворца. Живя в Банги и получая пенсию французского ветерана, Бокасса продолжил борьбу. Весной 1996 года он подал прошение об амнистии новому президенту Патассе. Амнистия давала ему право участвовать в президентских выборах 1999 года.

Может, Бокасса и взошел бы вторично на трон, но помешала смерть.

О нравы! О народы!

39

В 1996 г. он умер на свободе от старости, уверяя, что он 13-й апостол.  Его провожало в последний путь больше тридцати тысяч человек. Несколько лет назад в бывшей императорской резиденции открылся музей Бокассы, где выставлены обитые жестью разделочные столы, знаменитая трость и фотографии достижений страны в эпоху правления людоеда — университет, стадионы, прекрасные дороги и причалы для яхт.

Постепенно жители ЦАР стали осознавать, какого человека они потеряли. Пускай он кого-то там съел, но зато какая при нем была стабильность. Ни повстанцев, ни беженцев, ни иностранных интервентов, как сейчас. 14 лет спокойствия под руководством одного лидера, а не военные перевороты каждые несколько лет. И потом Бокасса – единственный человек в стране, который может хоть в какой-то области претендовать на звание самого-самого во всем мире. Пускай людоедство – не самая почетная область для лидерства, но у других и такого нет.

Один из сыновей покойного императора, Жан-Серж Бокасса сейчас заседает в парламенте ЦАР. Логичным продолжением реабилитации и медали стало бы избрание Жана-Сержа если не вторым императором, то хотя бы президентом. Ведь для Центральноафриканской республики это единственная возможность заявить миру о своем существовании.

Интервью с сыном окассы Лсьеном (от 2001 года).

На протяжении своей «карьеры» император-людоед был женат семнадцать раз и произвел на свет 55 детей. Власти ЦАР, чтобы привлечь туристов, открыли для посещения резиденции Бокассы. Сделано это было по просьбе «обедневших родственников». Обозреватель «АиФ» встретился в Париже с одним из тех самых родственников — сыном Бокассы Люсьеном (от его «главной» жены Катрин Сола), носившим титул «имперского принца». Сейчас «принц» сменил фамилию и согласился дать интервью на условиях полной анонимности. Люсьену принадлежат две закусочные «фаст-фуд», и он, разумеется, не хотел бы, чтобы посетители узнали, что их владелец — сын людоеда.

- Люсьен, извините за вопрос, но… можно ли узнать, какую именно еду готовят и подают в ваших закусочных?

- Конечно, я с удовольствием вам отвечу. С утра вам подадут сандвич с ручкой ребенка, потом у нас еще имеются салаты из человеческих пальцев, а также коктейли с кровью… Вас угостить?

- Господи… Вы что, серьезно это говорите?!

- Естественно, нет, я же не сошел с ума. Но если бы вы знали, как меня замучили этими вопросами друзья! Все почему-то считают, что раз мой отец ел людей, так и у меня в закусочных должны жарить человеческое мясо! Все подмигивают, хихикают… жизни никакой нет. В моих «фаст-фудах» кормят людей обычными сандвичами с курятиной и сыром, а также поят кофе. Но, честное слово, лучше бы я открыл бензозаправку… Поэтому давайте прекратим говорить о закусочных!

- Хорошо. Тогда я хотел бы вас спросить: а каково быть сыном человека, которому в жизни позволено ВСЕ?

- Хм… Когда отца свергли, я был еще ребенком. Для детей Бокассы также не существовало слова «нет», поэтому я рос ужасно избалованным. Отказа не было ни в чем. Один раз я попросил у офицера охраны пистолет, чтобы пострелять по воробьям. Он не посмел ослушаться (ведь я мог пожаловаться папе), поэтому расстегнул кобуру и дал мне тяжелый браунинг. Спуск оказался слишком тугой — я попытался нажать его, но не смог. Тогда я нацелил оружие ему в лоб. Лейтенант взмок от пота, но продолжал жалобно улыбаться. Когда я бросил пистолет на ступеньки, он сказал: «Слава тебе, Дева Мария».

- Если бы вы его убили, вам что-то бы за это было?

- Нет. Один из моих братьев случайно застрелил своего слугу. Его наказали тем, что неделю не давали к чаю сладкого. Семья слуги получила 250 долл. Впрочем, для Африки это были большие деньги. Другой мой брат — Жак — развлекался тем, что кидал из окна золотые монеты, смотря, как мальчишки дерутся из-за них, разбивая в кровь друг другу лица. Когда один ребенок зарезал другого в драке перочинным ножом, никто и не подумал запретить Жаку заниматься этим. Даже Бокасса приходил смотреть на его забавы и веселился.

- Неужели вообще ничего не запрещали?

- Ну, нельзя было заходить на дворцовую кухню, потому что там готовили специальные блюда для отца. Сейчас я должен признаться, что мне до смерти хотелось их попробовать, и я ему завидовал, особенно когда оттуда доносился запах жареного мяса. Но нам его не давали, хотя мы постоянно просили прислугу «принести хоть кусочек». Потом я узнал почему. Согласно традициям племени отца, маленькие дети не должны кушать мясо врагов — они пропитаются их духом и тоже станут врагами. Человеческую плоть, по мнению Бокассы, способны есть только взрослые, окрепшие в личных убеждениях.

- Это просто чудовищно.

- Я согласен с вами, но должен сказать, что в Африке другое отношение к людоедству, нежели в Европе или США. Например, африканцы обожают вяленое мясо и мозги обезьян-шимпанзе, а для европейца — это все равно что человека съесть. Каннибализм там существует до сих пор в некоторых сельских районах: люди едят себе подобных в магических целях, а иногда и просто для того, чтобы остаться в живых: у нас часто вспыхивает голод.

- Говорят, что Бокасса был фактически «наркоманом» человеческого мяса и, когда ездил куда-либо за рубеж, брал его с собой.

- Да, это правда. Шеф-повар отца, господин Ленгис, готовил для него консервы из «сахарной свинины» (как сам Бокасса называл человечину), которые могли храниться год при любой температуре. Император именовал эти консервы «сардинами», и их всегда возил с ним телохранитель в специальном чемоданчике.

40

- А это правда, что Бокасса даже во время поездки в СССР в 1970 г. ел на завтрак эти самые «сардины»?

- Мне тут трудно что-то сказать, поскольку в то время мне только-только исполнился год. Но, насколько мне помнится, Бокасса без «сардин» вообще никуда не ездил, потому что иначе у него пропадал аппетит. Я не думаю, что он посетил Москву без любимого мяса.

- Он что-то потом рассказывал о визите в СССР?

- Да. Его сначала удивил обычай коммунистов целоваться, но в итоге он ему понравился: как говорил Бокасса, это «дает возможность почувствовать вкус кожи». Рассказывали, что когда он вернулся, то перецеловал всех министров — они этого даже испугались. Также я помню, как отец со смехом говорил начальнику охраны, что «русский президент Брежнев очень упитанный». Бокасса несколько раз повторил эти слова — «очень упитанный», и они с охранником долго смеялись.

- Было хоть что-то, что вам не нравилось?

- Во дворце постоянно вспыхивали драки между детьми. Все знали, что один из них станет следующим императором. Но кто именно — это было неизвестно, так как Бокасса считал, что будет править как минимум до 2000 года, а значит, наследников ему назначать еще рано. Мы ненавидели друг друга — я постоянно ходил с окровавленным носом, доставалось и другим. Охране было запрещено разнимать нас, и она безучастно наблюдала, как принцы молотили друг друга. Страшно сказать, но когда один из наших самых маленьких братьев умер от лихорадки, мы безумно радовались — одним претендентом на трон стало меньше. Сейчас мне очень стыдно.

- Бокасса принимал какое-то участие в воспитании своих детей?

- Практически никакого. Он мало кого знал в лицо и даже путал — сами понимаете, запомнить пятьдесят человек просто невозможно. Любой ребенок, родившийся от Бокассы, получал золотой значок с его портретом — именно так и отличали принцев. Единственно, за чем он следил, чтобы дети получали военное образование, а также имели доступ к женщинам. Как только ребенку исполнялось 12 лет, император дарил ему искушенную в любви наложницу.

- Вам тоже подарили?

- Да бог с вами, когда отца свергли, мне только исполнилось десять лет. А вообще любой женщине во дворце под страхом тюремного заключения запрещалось отказывать принцу в сексуальных утехах: даже если это жена министра, генерала или посла (только не французского — Бокасса дорожил отношениями с Францией). Так что нам были доступны любые женщины. Честно говоря, мы в принципе не знали, что пожелать. Доходило до смешного — как-то раз мой четырехлетний брат Ахмед (его назвали так, когда отец принял ислам) захотел «Порше» на день рождения. Когда роскошный автомобиль с золотыми дверными ручками привезли в столицу, ребенок зарыдал — оказалось, что он имел в виду игрушечный. Слуг, которые неправильно поняли его просьбу, уволили.

- Да… Знаете, у меня даже и комментариев-то никаких нет.

- Я всего вам не сказал — ведь слуги радовались, что их не арестовали! На самом деле отец ошибался — вседозволенность с детства превращает людей в слизняков. Очень многие мои братья и сестры после свержения Бокассы по нескольку лет лечились в психиатрических лечебницах, у них до сих пор происходят сильные нервные срывы. Ну представьте себе — человек никогда не знал ни в чем отказа, а тут в ресторане ему говорят, что блюда, которое он хочет, сегодня нет. Как нет?! Почему? Кто посмел? Но никто не обращает внимания на его желания — и в итоге у него начинается истерика. Сейчас уже таких проблем почти нет, потому что жизнь ставит все на свои места. Я еще неплохо устроился, а одна из моих сестер работает сейчас в Бельгии — каждое утро подметает перрон на вокзале.

- Вы хотя бы формально, но имеете титул «имперского принца». Не хотели бы попробовать восстановить монархию и вернуться на трон?

- За каким дьяволом мне это надо? Люди изменились. И уже не я стану есть их как император, а они съедят меня, если что-то будет не так. Нет уж, я лучше буду заниматься моими закусочными — вот собираюсь открыть еще одну.


/masterok.com/

Смотри еще:
Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит Фильмы
Их нравы или сосиски с человечиной Декорации или Земля - игровая площадка