"Sweet-Travel" в Киеве с 2006 года - персональный Форум нашего агентства о туризме и путешествиях

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Сообщений 271 страница 280 из 470

271

Замки Испании: Бутрон (Castillo de Butron)

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Замок Бутрон — несомненно, одна из самых внушительных и красивых средневековых достопримечательностей Испании. Даже при том, что этот великолепный форт был первоначально построен для военной деятельности, он в конечном счете имел намного более важную цель. Считается, что оригинальная дата строительства Бутрона уходит корнями к 11-му веку, но его текущее состояние — результат обширной реконструкции.

Давайте узнаем о нем подробнее …

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Замок очень красивый. Был построен в XI веке, когда семья Бутрон приказала построить над своим домом типичную средневековую башню. В XIV веке примитивную башню трансформируют в замок, ставший потоянной резиденцией владельцев во времена Католических Королей. С замком связано множество легенд о вражде кланов, убийствах и интригах.

Постепенно, когда боевые действия между Бутронами и их соперниками поутихли, башня стала обрастать жилыми и хозяйственными постройками, превращаясь в полноценный замок. Здесь частыми гостями были самые родовитые вельможи Испании, и даже короли.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Замок окружает ров. Далее следует подъездная аллея, с которой открывается прекрасный вид. В парке много древних деревьев и экзотических растений.

Рассказывают, что в те времена (11 век) в этих местах жили  и сильно враждовали между собой две бандитские группы. Борьба шла за земли и за власть. Известно, что  обе шайки были очень жестокими и борьба была не на жизнь, а на смерть. И так продолжалось несколько столетий.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Еще известно, что в ХV веке здесь жил  некоторое время король Энрике IV Бессильный. Интересна история прозвища этого короля. На самом деле он был не бессильный, а импотент.

Бутрон был забыт и заброшен почти на триста лет. И только в XIX веке маркиз  де Торресилья, последний владелец бутроновских руин, решил отреставрировать замок в честь своей дамы сердца.  Средства на постройку он собирал с местных жителей — крестьян Но так как денег было недостаточно, работы длились очень долго. До начала прошлого века.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Хочется отметить, задумки маркиза были нацелены на постройку замка в качестве жилья, но планировка оказалась очень неудобной для проживания, потому что в башнях недостаточно полезных помещений, да еще их соединяют переходы на открытом воздухе не подходящим для влажного климата этих мест.

После реставрации замок перешёл к герцогу  де  Мединасельи и потом к герцогине де Кардона.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Некоторое время замок был использован как дорогой отель и  как  место  для проведения  свадеб и различных мероприятий. Но дело шло не очень живо и замок был выставлен на аукцион  за неуплату долгов. Сейчас замок принадлежит одному коммерческому агентству по недвижимости и находится под охраной государства.

Потомки Бутронов сейчас живут во многих странах Латинской Америки. Многие живут в Аргентине. Наследники не такие удачливые в финансовом плане как их прадеды. И не могут содержать своё наследство. Вот и находится усадьба в запустении. Выходит, что не у всех замков сказочная жизнь.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

В XX в. замок становится государственной собственностью и открывается в качестве музея. Но все эти мероприятия с экскурсиями оказались опять же невыгодными. Замок решают закрыть.
Некая коммерческая фирма выкупила его в 2005 году за полтора миллиона евро, но он продолжается находится под защитой испанских законов и является объектом важной исторической ценности.

Сейчас — это собственность государства, несомненно здесь много посетителей, получающих огромное удовольствие, но осмотр возможен только снаружи замка, можно забраться на все башни и башенки илюбоваться окрестностями.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Жаль, что замок открыт не в полном своем величии, находится в запустении в своей несказочной жизни.

Какое то время в замке располагалась гостиница, там часто проводили средневековые представления. Но обслуживать и владеть такой грандиозностью оказалось слишком дорогим удовольствием, и его выставили на торги за уплаченные долги.

Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

/infoglaz.ru/

272

Дворцы Франции: Шато дю Шамп де Батай (Chateau du Champs de Bataille)

История в Архитектуре

Шато дю Шамп-де-Батай, расположенный в регионе Верхняя Нормандия, между коммуной Neubourg и Sainte-Opportune-du-Bosc, в департаменте Эр, - это замок в стиле барокко, построенный в 17-ом столетии для Марешаля де Креки (Maréchal de Créqui).

История в Архитектуре

Большое сражение прошло на этих местах между двумя кланами в 935 году - кланом Гийома Длинный Меч - владельца земель Нормандии, и кланом Роберта Датского - владельца земель Cotentin, претендовавшего на земли Нормандии. По легенде победил Гийом Длинный Меч, и Нормандия получила независимость

История в Архитектуре

Маркиз Александр де Креки-Берниелл (1628–1703) был арестован и отправлен в провинции в 1650 году кардиналом Мазарини. Там он построил Шато дю Шамп-де-Батая (1653-1665 гг).

История в Архитектуре

1992, когда он был продан оформителю Жаку Гарсии, чтобы он смог его полностью восстановить, и продолжает в настоящее время садовое создание на французский манер.

История в Архитектуре

Он был вдохновлен эскизами оригинального сада, давно исчезнувшего, на которых было показано размещение: большая терраса, broderies и bousquets, и пропорций Carrés Аполлона и Дианы.

История в Архитектуре

Эти особенности были тщательно воспроизведены, в то время как новые особенности сада приняли свою "манеру и тон" от модели оригинала. Сад причислен французским Министерством Культуры качестве одного из Известных Садов Франции.

История в Архитектуре

К сожалению, найденная мной история этого замка оказалось очень короткой. Кто знает еще какой то интересный материал об этом красивейшем замке сообщите пожалуйста.

История в Архитектуре

От Трепора до Мон-Сен-Мишель история оставила глубокие следы на нормандской территории. Долгие века увенчали эти земли славой и признанием. Традиционно, еще с первых лагерей моряков-викингов в IX веке, норманны признаны искусными строителями крепостей и религиозных сооружений.

История в Архитектуре

Романское наследие прекрасно представлено в Нормандии многочисленными аббатствами: величественные строения Сен-Жорж де Бошервиль (Saint-Georges de Boscherville), Жюмьежа (Jumieges) и Сен-Вандриль (Saint-Wandrille) высятся над излучинами Сены; замечательное аббатство Мужей и Жен (Abbayes aux Hommes, aux Dames) разместилось в Кане (Кальвадос).

История в Архитектуре

Амби (Hambye) в Манше, Ла Трап (La Trappe) в Орне и Бек Эллуин (Вес Hellouin) в Эре также были избранными местами европейской духовности. Мон-Сен-Мишель с его аббатством, возведенным на скалистом острове в центре одноименного залива, и поныне остается одним из красивейших памятников Европы. Готический период воплощен во всем своем великолепии на нормандской земле в ее соборах. Особое скромное и своеобразное очарование проступает во многочисленных небольших деревенских церквях, окруженных тысячелетними тисовыми аллеями.

История в Архитектуре

Нормандия - это земля крепостей и замков, среди которых замок Шато-Гайар (Chateau-Gaillard), высящийся над долиной Сены в Лез-Андели (Les Andelys), или замки д'О (Chateau d'O), Карруж (Carrouges), д'Аркур (Harcourt), Шан-де-Батай (Champ de Bataille) и другие.

История в Архитектуре

Особый характер нормандской архитектуры проявляется в каменных и кирпичных усадьбах, в домах фахверковой постройки с уступами, равно как и в голубятнях и домах под тростниковой крышей, окруженных яблоневыми садами.

История в Архитектуре

Историческая фреска будет неполной, если не говорить о высадке союзных войск на нормандские пляжи во время второй мировой войны. Теперь в Нормандии, земле Свободы, есть возможность посетить настоящий музей под открытым небом, где оживают переломные моменты истории человечества.

История в Архитектуре

Восемь историко-культурных маршрутов и основные музеи, такие как Канский Мемориал (Memorial de Caen) или музеи Арроманша (Arromanches) помогут Вам лучше понять эту страницу истории.


/masterok.com/

273

Зеленый форт Мирджан (Mirjan Fort)

История в Архитектуре

Мало кто знает, что в 22 км от Гокарны по дороге в Кумту есть старинный форт, очень хорошо сохранившийся и довольно безлюдный.

История в Архитектуре
История в Архитектуре
История в Архитектуре

Португальский форт Мирджан (Mirjan Fort) 16 века на реке, находится в штате Карнатака. Форт был создан для охраны специй, которые перевозились по реке и высоко ценились в те времена. Строили форты из вулканических «кирпичей».

История в Архитектуре
История в Архитектуре
История в Архитектуре
История в Архитектуре
История в Архитектуре
История в Архитектуре


/infoglaz.ru/

274

Лучший пират Её Величества

Начало пути Англии к званию торговой сверхдержавы вполне соответствует фразе из книги «Золотой телёнок»: «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным путём». Мировая торговля тогда, в 1560-е, находилась в руках «великой тройки» — Испании, Португалии и Венеции. Все роли, даже не слишком честные, были поделены, а деньги Англии после правлений Генриха VIII, Эдуарда IV и королевы Марии Тюдор были ой как нужны. Первая «исследовательская» кругосветная экспедиция Фрэнсиса Дрейка 1577–1580 годов принесла в английскую казну около двух годовых бюджетов. Подобный способ борьбы с бюджетным дефицитом пришёлся королеве Елизавете по вкусу.

Англия и её отношения с Испанией в 1558–1585 годах

Финансы Англии были совершенно расстроены, амстердамские купцы давали деньги в долг под немыслимые проценты (до 14 процентов в месяц). Современники говорили:

О нравы! О народы!

Тем не менее, торговля с Испанией более-менее шла. Ещё в 1530-е была создана англо-испанская торговая компания, которая приносила акционерам огромные прибыли.

Изначально она называлась «торговое братство Святого Георгия», и ей было разрешено держать торговые представительства в Сан-Лукар-де-Баррадере, Севилье, Кадисе и Пуэрто-де-Санта-Марии. Указом Карла V англичанам был предоставлен режим наибольшего благоприятствования в торговле, отменены некоторые пошлины и было разрешено вывозить товары на своих судах с территории Испании.

О нравы! О народы!
Прогулка по Лондону Елизаветы Английской. Гравюра XVI века

Это безоблачное сотрудничество продолжалось примерно до 1561 года. Как раз в этом году новый король Филипп II запретил перевозку испанских товаров на судах иностранных держав, если испанские суда были доступны. Английские торговцы большей частью не приняли этих условий, и в результате в испанских портах процветала незаконная с точки зрения Испании торговля.

В 1563 году Испания наложила временное эмбарго на ввоз товаров в Англию, и связано это было с английскими корсарами. В то же самое время английские торговцы сумели рассориться и с португальскими купцами, поскольку залезли в Гвинею, Берберию и другие области, которые португальцы считали своей вотчиной. Через 5 лет в Гвинее произошёл открытый конфликт – специально посланная португальцами эскадра разгромила и уничтожила экспедицию английского купца Уильяма Винтера, а португальский монарх Себастьян I наложил запрет на торговлю с Англией. Королева Елизавета начала искать выход. А что прикажете делать? Куда прикажете деваться господам англичанам, которые упорно искали своё место под солнцем?

Само собой, процветала контрабанда. Большие перспективы сулила перспектива торговли с тогда ещё «дикой» Московией, тем более что торговый путь туда был открыт Ричардом Ченслором ещё в 1553 году. Но путь в Холмогоры и Архангельск был неудобен – мало того что достаточно длинный, так зимой устье Северной Двины перемерзало, и торговля вовсе прекращалась. Англичанам не раз приходила мысль использовать для торговли с Московским государством порты Балтики.

Судя по всему, первые движения в этом направлении начал тогдашний принц-консорт Англии – муж королевы Марии Тюдор Филипп Испанский. Да-да, тот самый, будущий король Испании и правитель первой по величине империи мира. И тут – вот удача! – Иван Грозный решил пробиться к Балтике и в январе 1558 года начал Ливонскую войну. Это как нельзя лучше отвечало чаяниям англичан. Естественно, со стороны англичан действия русских получили полную поддержку – запахло деньгами, а деньги недавно вступившая на престол Елизавета I Английская пропускать мимо себя не любила.

О нравы! О народы!
Ливонская война, цветная польская гравюра XVI века

Весной Иван Васильевич захватил Дерпт и Нарву – теперь Московия получила порты на Балтике. Уже летом 1558 года агент Московской компании Томас Элкок прибыл в Москву с предложением торговать через балтийские порты. Грозный царь дураком не был, и договор был подписан очень быстро. В Московию потекли… товары военного назначения, что очень напрягло Польско-Литовскую Унию, Швецию, Данию, да и весь восток Священной Римской империи. Император Фердинанд I в гневном письме перечислял, что Англия поставляет в Россию ружья, мелкозернистый порох, пушечное железо, амуницию, зажигательные смеси (fire oil) и т.д. Действительно, а что ещё Англия могла предложить?

Сукно тогда более ценилось испанское и фламандское, превосходила английские товары и продукция итальянских оружейников… Англия тогда находилась пока ещё на периферии «мастерских мира», и её товары банально не пользовались спросом. Но военного снаряжения Ивану не хватало, и за английские оружие и припасы он готов был платить живые деньги.

О нравы! О народы!
Иван Грозный принимает английских купцов в Кремле

275

Продолжалась эта вакханалия примерно до 1565 года. К тому времени Ревель захватили шведы (1560 год), чуть ранее (1559) датчане высадились на островах Саарема и Муху. Делёж «Ливонского наследства» шёл полным ходом. В связи с этими событиями против английских торговцев возникла стройная коалиция из умирающей Ганзы, датчан и шведов. Гром грянул в 1565 году, когда датский король Фредерик II специальным указом закрыл Зунд и Бельты для английских купцов, обвинив Елизавету: мол, «англичанка» шведов оружием снабжает, а те только спят и видят, подлецы эдакие, дабы оторвать кусок от датской Эстляндии, Норвегии или вообще, от самой Дании. Вполне возможно, в деле была замешана и Испания, поскольку Филипп II усиление торговых позиций Англии не приветствовал.

Елизавета была в шоке – только-только наладили сбыт пусть не такого «приличного», но хорошо окупаемого товара в новую страну, получили там торговые преференции – и тут на тебе! Пробовали, было, заняться любимой контрабандой – но датский флот показал, что шутить не намерен, и несколько кораблей были просто захвачены и конфискованы вместе с товарами и деньгами.

Ну а что же англо-испанская компания?

Протекционистские меры иберийцев 1568 года поставили многих английских торговцев на грань краха. К сожалению, они не были так объединены и централизованы, как, к примеру, компания Торговых Авантюристов или Московская компания. В результате им пришлось за бесценок распродавать португальские и испанские товары во Франции.

Наконец, в 1574 году была образована централизованная англо-испанская торговая компания, главой которой стал бывший общественный юрист Лондона Джон Мерше. Компания управлялась советом из 24 торговцев, каждый из которых внёс 5 фунтов стерлингов. Всё бы ничего, но в 1577 году, после кругосветного вояжа Дрейка, последовал очередной удар по англо-испанским отношениям. Все 40 членов компании в Испании оказались под угрозой ареста и даже лишения жизни. Для решения этого вопроса сами английские торговцы попросили поехать к Филиппу II испанского генерала Педро де Субиаура, чтобы уверить короля, что купцы Испанской компании были абсолютно не в курсе предприятия Дрейка и осуждают действия своего соотечественника. Более того – они предлагали возместить потери испанской короны из английских товаров, находящихся на территории Испании, которые они были готовы отдать добровольно!

Но из-за этого в самом Лондоне возник конфликт между детищем Мерше и компанией Торговых Авантюристов, которые усмотрели в Испанской компании прямого и явного конкурента. Спорили буквально обо всём – о квотах, которые надо назначить на ввозимый товар, о портах, в которых дозволено разгружаться, о методе реализации, о капитализации компаний… При дворе интересы Испанской компании отстаивал мажордом королевы Джеймс Крофт, а интересы Торговых Авантюристов – Сесил и Рейли.

Трудно сказать, что было бы, если бы возобладала точка зрения Крофта, который предлагал торговать с Испанией, в не воевать, но всё пошло другим путём.

Особый шок у Испании вызвало известие о том, что в 1576 году Англия и Марокканский султанат наладили дипломатические отношения, а послом в Берберии назначили Эдмунда Хогана. К тому же Англия подписала торговый договор с Марокканским султанатом, и теперь в обмен на сахар, селитру и страусиные перья снабжала берберов лесом, порохом и пушками. Таким образом, Англия торговала стратегическими товарами с берберийскими пиратами, и пушки с лейблом «made in England» использовались непосредственно против испанцев, точно так же как и корабли, построенные из английского дуба и бука.

В том самом 1585 году, который оказался критичным для Англии и Испании, лондонскими купцами была создана Берберийская компания, которая получила монополию в торговле с Марокко на 12 лет.

О нравы! О народы!
Испано-португальское сражение при завоевании Португалии, 1580 год

После того как Филипп II в 1580 году стал и португальским королём, Елизавета через своего посла Генри Робертса пыталась договориться о поддержке берберами альтернативного претендента дона Антониу. Вспомним, на минуточку, что этот претендент на португальский престол вообще-то был рыцарем-иоаннитом, и заключение им договора с мусульманами – это прямая измена своей религии. Такие действия Англии явно можно трактовать как совершенно недружественные по отношению к Испании.

Ну а 29 мая 1585 года наступила развязка. До предела обострённые отношения между двумя странами ударили по всему, в том числе и по общей торговле. По приказу Филиппа II все английские суда были конфискованы, торговцы и моряки были брошены в тюрьму, и часть из них позже попала под суд Инквизиции.

Елизавета в ответ всем торговцам, пострадавшим от действий испанских властей, начала выдавать корсарские патенты. Это была война.

Начало новой американской экспедиции Дрейка

14 сентября 1585 года из Плимута к берегам Карибского моря отплыло соединение из 21 корабля и 8 пинасов с 2500 солдатами под общим командованием Френсиса Дрейка. Войсками экспедиции командовал генерал-лейтенант Кристофер Карлайл, имевший штаб на 30-пушечном «Тайгере». Авангард под командованием вице-адмирала Мартина Фробишера следовал на «Примроуз». Арьергард возглавлял контр-адмирал Фрэнсис Кноллис на галеоне «Лейстер». Флагманом экспедиции был королевский 47-пушечный «Элизабэт Бонавентуре» (150 моряков, 24 канонира, 76 солдат, капитан – Томас Веннер, флаг адмирала Фрэнсиса Дрейка), остальные корабли являлись вооружёнными приватирами, имевшими кое-какое вооружение, но использовавшимися в первую очередь в качестве войсковых транспортов. Задачей эскадры являлся своего рода симбиоз военной экспедиции с пиратским предприятием по разграблению богатых городов Вест-Индии.

О нравы! О народы!
Сэр Фрэнсис Дрейк

276

Уже 1 октября Дрейк был на траверзе Виго, однако сильный шторм заставил его укрыться в Байоне – маленьком городке на побережье Испании. Губернатор Байоны, узнав о национальной принадлежности авантюристов, запер ворота и держался настороже – с одной стороны, война между Англией и Испанией не была объявлена, с другой – слишком свежи были воспоминания о визите британцев к побережью Чили. Отряд кэптена Симпсона в составе 250 человек, высаженный около крепости, увидел гарнизон, готовый к обороне, и ретировался обратно на корабли. Дабы обезопасить себя от возможного штурма, губернатор послал англичанам торговцев с вином, фруктами, оливковым маслом, яблоками и мармеладом.

Дрейк очень огорчился такой непредвиденной задержке. В ожидании хорошей погоды он на «Лейстере» отправился на разведку к бухте Виго в надежде найти хоть какую-нибудь добычу, но безрезультатно. Губернатор Галисии, своевременно предупреждённый о незваных гостях, собрал для защиты побережья небольшой отряд в 200 аркебузиров и 300 кавалеристов, с которым поспешил к Виго. Дрейк заверил кастильца в том, что не собирается грабить его провинцию, обменялся заложниками, запасся пресной водой и вернулся к главным силам. 11 октября эскадра отправилась дальше.

17 ноября каперы подошли к островам Зелёного Мыса, где неожиданно атаковали и сожгли город Сантьяго, совершенно не готовый к обороне. 1000 солдат под командованием Карлайла высадилась за холмами, скрывавшими побережье, и, сделав 10-километровый ночной марш-бросок, укрылись в небольшой роще около крепости. К стенам были высланы 30 мушкетёров, которым было приказано вести прицельный огонь по обороняющимся испанцам. Дрейк подвёл корабли к гавани и вступил в артиллерийскую дуэль с бастионами города, куда испанцы вскоре направили все резервы.

В этот момент с суши Сантьяго атаковали английские пикинёры, которые вместе с мушкетёрами быстро смяли хлипкие заслоны горожан и ворвались в город, после чего начались обычные для той эпохи грабёж и насилие над местными жителями. Англичане стояли в городе 14 дней, методично собирая на корабли провизию и всё мало-мальски ценное. Действия свои Дрейк цинично оправдывал «отмщением Уильяма Хокинса из Плимута», английского работорговца, которого казнили в Сантьяго тремя годами ранее за контрабандный вывоз «чёрного товара» в Америку.

Сан-Доминго

Утром 10 января 1586 года адмирал достиг Сан-Доминго – жемчужины испанской короны в Карибском море. Плантации этого острова приносили огромный доход в казну Филиппа II. Кроме того, Сан-Доминго, наряду с Картахеной, был центром, куда свозилось серебро с южноамериканских шахт для отправки в метрополию. Небольшой испанский каботажник смог предупредить наместника острова о подошедшем вражеском флоте, и город стал спешно готовиться к обороне. При виде множества парусов прогремел набат, и на бревенчатых стенах показались солдаты, однако англичане спокойно проследовали мимо гавани. Это немного успокоило испанцев, охотно поверивших в то, что каперы имеют целью какой-то другой город. Надежды эти оказались напрасными – на рассвете 11 января 18 судов заполнили собой всё пространство между замыкающими гавань столицы острова мысами Пунта-Торичелла и Матадоро.

Нападающие высадили два десанта в 600 и 700 человек. Эти известия произвели настоящую панику среди горожан. Наместник короля Испании в Сан-Доминго дон Кристобаль де Оваллье принял решение сопротивляться. В главной цитадели города, крепости Форталеза, вербовали всех способных носить оружие, раздавали мушкеты и сабли. Из арсенала выкатили пушки, которые разместили на бастионах. У входа в бухту испанцы затопили три небольших галеаса и галеру, дабы не дать Дрейку приблизиться к порту со стороны моря.

На следующий день, в полдень, 30 испанских кавалеристов атаковали десант, но под метким оружейным огнём были вынуждены уйти в город, потеряв убитыми около 20 человек. Эта неудача ввергла жителей Сан-Доминго в полное уныние – из крепости начался настоящий исход поселенцев, которые уносили с собой не только золото, серебро и драгоценности, но и вещи попроще. Поддавшись панике, бежал и дон Кристобаль де Оваллье, сопровождаемый капитаном одного из потопленных галеасов Хуаном де Мельгарехо и королевским судьёй. Эти «герои» смогли на небольшом баркасе уйти к Гаване, где рассказали о нападении Дрейка, увеличив силы англичан раз в пять. В своём докладе Филиппу II де Оваллье упоминал аж о «45 разного рода кораблях, внезапно атаковавших крепость Сан-Доминго, вверенную мне Вашим Величеством».

Из-за малодушия начальства город оказался отданным на разграбление головорезам Дрейка. В полдень, 12 января 1586 года, англичане без сопротивления вошли в Сан-Доминго. Были захвачены огромные склады с провиантом, в котором каперы терпели уже большую нужду, множество тюков с китайским шёлком, шерстью, а также ценные породы дерева, сложенные для отправки в Метрополию. О потерях обеих сторон говорить и смешно, и грустно одновременно – англичане не потеряли ни одного человека, со стороны испанцев умер только один (!) – бакалавр Франсиско Тостадо, у которого случился сердечный приступ при единственном залпе, произведённом с кораблей Дрейка.

О нравы! О народы!
Высадка Дрейка в Сан-Доминго

277

Своей штаб-квартирой каперы избрали кафедральный собор в центре города, куда сносилась вся добыча. На Сан-Доминго была наложена гигантская контрибуция в 200 тысяч дукатов, и чтобы ускорить её выплату, англичане приступили к грабежу кварталов и насилию над жителями. Изнасилованиям, по словам испанских монахов-доминиканцев, подвергались не только женщины, но и мужчины. Разграбленные дома были подожжены, и город затянуло пожарами. Сгорели церкви Санта-Барбары, Санта-Мерседес, Регины, Сан-Франсиско и Санта-Клары. Вместе с ними погибли очень ценные архивные документы вице-королей Вест-Индии, ведущиеся со времён Колумба.

Оваллье из Гаваны прислал парламентёра с просьбой начать переговоры. В конце концов, сошлись на сумме в 25 тысяч дукатов, которые Дрейку привёз кубинский иезуит Гарсия Фернандес де Торреквемада. Англичане не удовлетворились этим – они организовали ещё и выкуп пленных, то есть попросту предложили сбежавшим жителям оплатить жизни тех, кто остался в городе. Эта операция принесла Дрейку ещё порядка 20 тысяч дукатов. 10 февраля англичане покинули Сан-Доминго. На корабли они погрузили всю артиллерию Форталеза, сахар, кожи, тюки с тканью и многое другое. Город был превращён в кучу полуобгоревших развалин. Тем не менее, за всё время присутствия каперов в городе погибло ещё лишь два испанца – это священник Хуан де Саравиа и мелкий фермер Хуан Ильянес, которые были повешены на Пласа Дуарте за то, что ударили одного из английских капитанов во время изнасилования молодой мулатки.

О нравы! О народы!
Фрэнсис Дрейк в вест-индском вояже, 1585 год

Позор для Филиппа II был велик – город, имевший возможности к сопротивлению, сдался, даже не открыв огня. Наместник тайком бежал, обезглавив оборону Сан-Доминго. Дрейк ограбил испанскую корону на 40 тысяч дукатов в серебре и золоте, не считая остальных товаров. Между Вест-Индией и Испанией была введена срочно пакетботная служба, а Филипп обратился к английской королеве с просьбой выдать ему «проклятого пирата Дрейка». Меж тем адмирал уже держал курс к Картахене.

Картахена

18 февраля 1586 года примерно в 4 часа утра у стен Картахены Индейской появились английские корабли, которые встали на якорь примерно в 5 милях от города. На берег был высажен десант в 2000 человек, а у входа в гавань – ещё 300 человек под командованием Карлайла. В этот момент в Картахене находились 30 испанских аркебузиров, 200 индейских лучников и около 300 вооружённых пиками рабов-негров.

Хотя Корбетт пишет о 50 кавалеристах, 450 аркебузирах, 100 пикинерах, а также 400 индейцах-лучниках и 150 аркебузирах-неграх, это очень завышенные данные и, скорее всего, они взяты из отчётов Дрейка или Карлайла. На тот момент в Картахене насчитывалось всего около 30 испанских семей, то есть в городе всего было около 100 испанцев. Взяться большим силам в захолустном городишке, защищённом земляными укреплениями, было просто неоткуда.

У защитников города были две маленькие кулеврины и один фальконет. Картахена оказалась совершенно не готовой к обороне – земляные бастионы Сан-Фелиппе де Барахас и Сан-Лукас эль Кобрейро были захвачены за несколько минут, вход во внутреннюю гавань был открыт. Цепь, закрывающая вход в акваторию порта, даже не была натянута, и с приливом корабли Дрейка вошли во внутреннюю гавань. На рейде было две или три небольшие 11-пушечных галеры, на борту которых находились по 30–40 мушкетёров-негров, гребцы в это время находились на берегу. Англичане без труда захватили их.

О нравы! О народы!
Штурм Картахены Индейской

2000 человек, высаженные рядом с городом, к трём часам дня подошли к стенам Картахены. Дозорные на башнях были застигнуты врасплох – только с первым залпом аркебуз испанцы поняли, что их ещё атакует отряд и со стороны берега. Тем временем Дрейк начал обстрел главной цитадели из корабельной артиллерии. Карлайл со своим соединением спустил в заливе Террабомба две галеры. Высадившись в местечке Бокагранде и обойдя небольшую земляную крепость, генерал-лейтенант в сумерках устремился к беззащитному городу.

278

На его пути встали индейцы-лучники, которые обрушили град стрел на ещё находившихся в воде англичан. Испанские аркебузиры, укрывшиеся за бочками с землей, также вели огонь по нападавшим. Но силы были слишком неравны. Мушкетеры сержант-майора Горинга и пикинёры капитана Симпсона, одетые в железные латы, без труда смогли приблизиться к испанским флешам и дали убийственный залп. Четверо аркебузиров (в том числе и знаменосец) было убито, остальные сдались на милость победителя. Пикинёры врубились в ряды индейских лучников и начали их безжалостно уничтожать. Тем не менее, довольно долго индейцы держались, умело отступая и отстреливаясь. Не испугали их даже мушкетные залпы. Однако потери отряда были очень велики, и, в конце концов, лучники обратились в бегство.

О нравы! О народы!
Высадка англичан у Картахены, карта

К 16 часам город был взят. Испанский флаг продолжал развеваться только на главном бастионе города – Кастилло Фуэрте, однако после того как Дрейк подвёл корабли поближе к берегу, испанцы немедленно сдались.

Потери защитников составили 100 человек, из которых львиная доля пришлась на индейцев-лучников. У англичан было 20 убитых и 40 раненых. Успех операции был предрешён не грамотным планированием или какой-либо оригинальной тактической задумкой, а громадным перевесом англичан в живой силе и вооружении.

Дрейк назначил выкуп за город в 40 тысяч дукатов. Власти города возражали, объясняя, что они просто не могут собрать требуемую сумму. После этого сэр Френсис прибегнул к практике Сан-Доминго, устроив грабежи и погромы в Картахене. Но с деньгами действительно было туго. К тому же недалеко от города объявились испанские галеоны, которые смогли уничтожить пинас из эскадры Дрейка, вышедший на разведку. Кроме того, в Картахене от большого количества убитых и незахороненых начиналась эпидемия жёлтой лихорадки. Англичане резко засобирались домой, а сумма выкупа была существенно снижена – до 12 тысяч дукатов. К концу недели испанцы смогли собрать требуемую сумму, и Дрейк торопливо погрузился на корабли. После шестинедельного пребывания англичан в Картахене от города остались одни головешки. Эпидемия жёлтой лихорадки сотрясала эти места ещё два года.

Река Сан-Аугустин

Дрейк отправился к Кубе. Через два или три дня после отплытия из Картахены англичанам пришлось затопить торговый пинас «Ло», доверху загруженный награбленным в Сан-Доминго. Все товары в срочном порядке были перегружены на галеон «Тэлбот», туда же перешла и команда «Ло».

Дрейк обогнул Кубу с запада и направился к Гаване в поисках пресной воды. 27 апреля он достиг мыса Сан-Антонио, но смена ветра помешала ему достичь лагуны Матанзас, где была маленькая речка. На море начался шторм и сильный ливень, который, хотя и нанёс некоторые повреждения кораблям эскадры, помог пополнить запасы пресной воды, потребность в которой была критической.

О нравы! О народы!
Английские корабли у берегов Америки

13 мая Дрейк покинул побережье Кубы и 28 числа приблизился к Флориде. Ни адмирал, ни его подчинённые ничего не знали о поселениях испанцев в этих местах, поэтому был высажен десант из 50 человек для разведки местности. Сделав марш-бросок на милю вглубь полуострова, разведчики обнаружили недавно построенный форт, расположившийся в низине, рядом с рекой Сан-Аугустин. Это был посёлок Сан-Хуан. Не поднимая шума, англичане сгрузили на берег 7 орудий и разместили их на возвышенности рядом с фортом. Первое ядро во врагов послал лично Дрейк. Карлайл с 400 солдатами спустился к реке и атаковал форт со стороны городских ворот. В Сан-Хуане в этот момент находилось 17 испанских солдат, 8 кастильских семей, около 150 негров, использовавшихся в качестве рубщиков леса и тростника, и не более 100 индейцев. Стены форта были деревянными, пушек не было совсем.

Вот этой «силище» противостояло 400 солдат Карлайла, 7 пушек и около 300 высадившихся моряков Дрейка. Тем не менее, англичане приступили даже к рытью траншей и ретраншементов! Усилия эти оказались напрасными – после 4 залпов на стене появился испанский офицер с белым флагом. Вошедшие в город со стороны реки матросы не обнаружили никакого сопротивления, все испанцы сумели сбежать в сельву. В доме губернатора была обнаружена казна, в которой было около 2000 фунтов стерлингов.

О нравы! О народы!
Высадка у Сан-Аугустина

Подозревая, что дальше по реке находятся и другие поселения испанцев, Дрейк послал туда небольшую партию разведчиков. Из-за водных порогов и непролазных зарослей разведка вернулась назад, сообщив, что выше по реке находится форт Сан-Элен с довольно значительным испанским гарнизоном (примерно 150 человек). Дрейк предложил атаковать посёлок, однако моряки взбунтовались – гарнизон посёлка казался довольно сильным, а перспектив на богатую добычу не было никаких. Адмирал отказался от атаки и приказал вернуться на корабли. Эскадра отплыла к берегам Англии.

Возвращение

20 июля 1586 года экспедиция вернулась в Портсмут. Добыча была сказочной – порядка 60 тысяч фунтов стерлингов, из которых 20 тысяч предназначалось экипажам и солдатам. Общие потери составили 750 человек. Было захвачено 240 пушек (с кораблей и галер в Сантьяго, Сан-Доминго и Картахене), из них 40 железных. Но самым главным открытием стало то, что колонии Мексики и Мейна совершенно беззащитны. Следует отметить, что действия Дрейка были больше похожи на разбойничий налёт, чем на военную операцию. Никакого серьёзного сопротивления испанские поселенцы ему оказать и не могли, а слух о хорошо укреплённых колониях оказался просто мифом. Как заметил вице-король Перу, «вся оборона Индий от врагов заключалась лишь в том, что враги почти ничего не знают о них; а ещё – в тех естественных препятствиях, которые ставит сама земля и непогода, а не в силах, способных им противостоять».

О нравы! О народы!
/sfw.so/

279

Япония 1910 года

О нравы! О народы!

Серия политических решений, принятых правительством Японии с 1633-39 годов привела к периоду продолжительного изоляционизма – сакоку. Отчасти такое положение решили установить после попыток европейских торговцев навязать японцам католичество. Под страхом смертной казни жителям страны запретили покидать её пределы, а иностранцам – въезжать в Японию. Термин «сакоку», которым назвали внешнюю политику самоизоляции, буквально означает «страна на цепи».

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!

Япония была изолирована от внешнего мира на протяжении двух столетий, до возобновления внешней торговли в 1853 году. А 1867 году на Хризантемовый трон взошёл принц Муцухито, когда лидеры княжеств Сацума и Тёсю свергли феодальное правительство Сёгуната Токугава и восстановили императорскую власть.

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!

Новый император назвал этот период Мэйдзи, что означает «просвещённое правление». За почти полувековую историю властвования Муцухито – с 1868 года и до его смерти в 1912 году – Япония радикально преобразовалась из изолированного и раздробленного государства в объединённую промышленную страну и крупного игрока на международной арене.

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!

В конце периода Мэйдзи Япония позиционировалась как партнёр и конкурент богатых западных стран. Железные дороги и телеграфные линии объединили государство. Текстиль, особенно производство шёлка, стал крупной отраслью промышленности. Правительство субсидировало вербовку западных технологических экспертов и отправляло тысячи студентов в западные учебные заведения.

280

В конце периода Мэйдзи Япония позиционировалась как партнёр и конкурент богатых западных стран. Железные дороги и телеграфные линии объединили государство. Текстиль, особенно производство шёлка, стал крупной отраслью промышленности. Правительство субсидировало вербовку западных технологических экспертов и отправляло тысячи студентов в западные учебные заведения.

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!
Вид на гору Фудзияма.

Одной из новых технологий, привезённых в Японию, стала фотография.

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!

В 1908 году Герберт Геддес, менеджер канадской импортно-экспортной корпорации G.R. Gregg and Company, направился на работу в город Иокогама, главный центр внешней торговли.

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!

За время пребывания в Японии он сделал множество фотографий, запечатлев пейзажи и местных жителей. Снимки Геддес раскрашивал вручную и продавал иностранным туристам, как диковинные открытки.

О нравы! О народы!
О нравы! О народы!