"Sweet-Travel" в Киеве с 2006 года - персональный Форум нашего агентства о туризме и путешествиях

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Исторические путешествия. Архитектура. Древности.

Сообщений 21 страница 30 из 470

21

Ричард на подобные мелочи внимания не обращал, в конце концов, отлучили не его лично, а конкретную территорию вместе со всем населением. Было провозглашено — здесь будет город заложён! Город, что характерно, и впрямь был заложен — Пти-Андели, в котором жили рабочие, строители и снабженцы. Существует до сих пор.

Год спустя, в 1197 году, ситуация разрешилась — Папа Римский Целестин III виртуально погрозил Ричарду пальчиком из Рима и предложил соломоново решение: вы нам, мы вам. Отдай архиепископу часть герцогских земель аналогичной доходности, а мы замнём дело и снимем отлучение. По рукам?

— С радостью! — ответил Ричард, не успевавший налюбоваться на новую игрушку, и, разумеется, снова оказался в проигрыше: две епархии, переданные Готье де Кутансу, превосходили епархию Андели по доходности если не в разы, то весьма существенно. Считать деньги король не умел никогда.

И вот — ура, ура! — замок был готов. Ричард (есть версия, что строили по его проекту, поскольку отсылок на архитекторов того времени не осталось, при всей подробности описания строительства) приехал на новоселье и отпустил казарменную шутку на тему — «Que voilà un château gaillard!», что в свете далеко не всегда традиционной сексуальной ориентации короля выглядело пошлейшей двусмысленностью. Так и осталось — «Château Gaillard».

История в Архитектуре

В сухом остатке: потрачена гора денег, уйма человекочасов и ресурсов, ссора с архиепископом (ложечки, конечно, нашлись, но осадочек остался) и недовольство подданных, вынужденных оплачивать королевские архитектурные эскапады. Многие, кстати, заплатили и бессмертной душой — во время интердикта. Не причастили перед смертью, не отпели и похоронили за церковной оградой – не попал в рай. Это сейчас к подобным вещам относятся наплевательски, а тогда религиозность была важнейшей составляющей менталитета.

Будем объективны: замок получился хороший. Настолько хороший, что хозяйственный Филипп-Август немедленно положил на него глаз: во-первых, терпеть сумасброда-Ричарда в двух конных переходах от Парижа решительно невозможно, а во-вторых — вещь-то сама по себе неплохая. Надо бы прибрать к рукам.

История в Архитектуре

Прибирать к рукам было что.

22

Три кольца стен, разделённых сухими рвами.
Из-за естественного рельефа доступ к замку открывался только с южной стороны.
Новое слово в оборонительной технике, перенятое Ричардом у сарацин — машикули, то есть, выступы в верхней части стен с проёмами-бойницами, позволяющими обстреливать пространство внизу, у самых стен.
Практически нештурмуемый донжон с немаленьким бейли/внутренним двором.

История в Архитектуре

Ну и множество других полезнейших преимуществ, описанных выше — прежде всего, контроль над рекой, прикрытие английских владений и укреплённый плацдарм для возможного наступления на Париж.

История в Архитектуре
История в Архитектуре

В пересчёте на современные цены на серебро сумма получается вроде бы небольшая – около 10 миллионов долларов. Но здесь надо учесть три важнейших фактора: покупательная способность серебра в XII веке была несравненно выше, драгоценные металлы были редки, а аграрная экономика давала сравнительно небольшой доход. В пересчёте на инфляцию и покупательную способность в XXI веке замок обошёлся бы примерно в 85–90 миллионов долларов.

Счастливый Ричард сделал Шато-Гайар своей официальной резиденцией — в Англии король не жил, считая своей родиной Аквитанию (по-английски он тоже не говорил). Прилюдно хвастался, что захватить замок невозможно, «даже если бы его стены были сделаны из масла».

Однако недолго музыка играла — наслаждаться Шато-Гайаром Ричарду довелось меньше двух лет: он окончательно погряз в авантюрах на континенте и даже начал брать верх над Филиппом, вынудив его к пятилетнему перемирию и уступкам. Сгубила фраера, разумеется, жадность — денег, как и всегда, не было, а тут пришли вести о кладе, якобы обнаруженном у графа Ашара де Шалю. В итоге при осаде замка Шалю-Шаброль Ричард получает арбалетную стрелу и через 10 дней умирает от сепсиса — 6 апреля 1199 года.

Похоронен Львиное Сердце, разумеется, в Аквитании-Пуату — в аббатстве Фонтерво. Что неудивительно. Вот его могила (на втором плане — жена принца Джона, Изабелла Ангулемская):

История в Архитектуре

23

Новый король, Иоанн I Плантагенет (он же принц Джон, он же Иоанн Безземельный), между нами говоря, был полнейшая сопля и тряпка — особенно в сравнении с такой глыбой, как Филипп-Август, который медленно, но верно превращал захудалое королевство Франция в европейскую супердержаву. Для окончательного решения английского вопроса надо было вышибить англо-норманнов с континента обратно на остров. Чем Филипп и занялся с ослиным упрямством и напористостью носорога.

Первым делом необходимо убрать бельмо на глазу — Шато-Гайар.

Сказано — сделано. К таким вещам Филипп-Август относился серьёзно и поэтому начал «правильную осаду», продолжавшуюся почти семь месяцев — с сентября 1203 года по март 1204. Принцип простой — бьём на земле, в небесах и на море. Любая крепость при длительной осаде обязательно капитулирует, а мы ограничимся пулянием из катапульт и требюше (в том числе установленных и на речных судах) и будем ждать.

Здесь надо отдельно указать, что жизнь в Средневековье была куда более неторопливой, чем в нашу стремительную эпоху – время играло на осаждающих, многомесячная осада не оставляла даже самому неприступному замку никаких шансов: когда заканчивалось продовольствие и защитники крепости доедали последнюю солому с крыш, весьма быстро вставал вопрос о капитуляции.

История в Архитектуре

Принцу Королю Джону на Шато-Гайар был плевать с колокольни Кентерберийского аббаства — своих проблем в Англии было выше головы. Финансы расстроены (спасибо Ричарду, кстати, оставившему брата фактически без штанов), бароны бунтуют, война с Францией складывается неудачно — неудачно до такой степени, что восьмидесятилетняя матушка Элеонора, тряхнув стариной и припомнив, как она ходила вместе с первым мужем Людовиком Французским во Второй Крестовый поход, сама организовывает оборону замка Мирабо. Всё-таки великая женщина была, только с детьми не повезло. «Проще других нарожать, чем этих отмыть».

Злые языки поговаривают, будто Джон внёс в конструкцию «абсолютно неприступного» Шато-Гайара некоторые «модификации», из-за которых замок и был взят, но, думается, это навет и клевета — неудачников всегда обвиняют во всех смертных грехах.

История в Архитектуре
Аутентичная миниатюра из Больших Французских Хроник (Grandes Chroniques de France) 1375–1379 годов с изображением осады замка

24

Причина падения крепости крылась вовсе не в мифических «улучшениях и достройках» Джона. Во-первых, жители новопостроенного Пти-Андели бросились спасаться от французов в Шато-Гайар, увеличив число людей за стенами в пять раз. Отсюда проблемы с продовольствием. Во-вторых, никакой помощи из метрополии гарнизон не получал — и думать забудьте!

В заключение можно сказать, что 36 английских рыцарей и 117 лучников сдались 6 марта 1204 года. Потери французов — 4 рыцаря, число простецов и пехоты не уточняется.

А мы пока посмотрим на картинку в жанре fantasy, перерисованную с набросков французского реставратора Эжена Виолле-ле-Дюка:

История в Архитектуре

Таким образом, любимое детище Ричарда прослужило Англии неполные семь лет и в итоге перешло во владение Филиппа-Августа, который замок отремонтировал и затем использовал в своих целях, равно как и его потомки (см. Маргарита де Бургонь). Ну а во время Столетней войны началась чехарда:

1419 — взят англичанами.
1429 — взят французами (Жанна д’Арк и маршал Жиль де Ре «Синяя Борода» отличились).
1430 — снова англичане.
1439 — снова французы, и теперь навсегда.
Потом были войны с гугенотами, Генрих Наваррский в 1595 г. даёт разрешение на частичный снос, в 1603 г. монахи-капуцины из Пти-Андели начинают таскать камушки для ремонта монастыря. Дело окончательно завершает кардинал Ришелье, ненавидевший замки как опорные пункты дворянской вольницы. Теперь же мы имеем то, что имеем:

25

История в Архитектуре
История в Архитектуре
История в Архитектуре

/masterok.livejournal.com/

26

Париж: город, созданный для обороны

История в Архитектуре
Вид на Луврский замок с юга. Миниатюра из «Великолепного часослова герцога Беррийского», XV век

На сегодняшний день в Европе существует множество городов, сохраняющих свой облик неизменным на протяжении долгих столетий – Сиена, Брюгге, верхний город Бергамо и так далее. Однако если мы вернёмся на пять-восемь столетий назад, то узнать известную практически каждому столицу Франции будет абсолютно невозможно – с эпохи Высокого Средневековья Париж изменился столь радикально, что, окажись в нём сейчас один из подданных короля Филиппа Красивого, он не узнал бы родной город и решил, что его обманывают. Всё, что осталось к XXI веку в Париже от прежних славных времён – это общая география, течение Сены, холм Монмартр и несколько десятков исторических зданий. Даже Лувр, резиденция королей Франции, сейчас выглядит абсолютно иначе, чем в Средние века.

А теперь  давайте пройдёмся по улицам старинного Парижа – города-крепости, города-твердыни. Города, постоянно ожидавшего нападения и максимально подготовившегося к любым неприятным неожиданностям.

Крепостные стены

Здесь мы не станем рассматривать самую знаменитую внутригородскую крепость Парижа – Бастилию, – как принадлежащую к более поздним временам. Бастилия была построена уже после эпидемии Чёрной Смерти в 1370–1381 годах и принадлежит не «классическому» Средневековью, а зарождению раннего Нового времени.

Тут надо непременно вспомнить, что древняя Lutetia Parisiorum, впервые упомянутая Юлием Цезарем в «Записках о Галльской войне», располагалась на острове Ситэ и, предположительно, стеной обнесена не была. С берегами Сены городок соединялся деревянными мостами, которые в случае атаки извне можно было сжечь. Первые укрепления появляются в III веке нашей эры, когда Римская империя начала приходить в упадок, и Галлия оказалась под угрозой вторжения германских племён. Правый берег реки считался непригодным для строительства по причине своей заболоченности, что нашло отражение в топонимике – достаточно упомянуть квартал Марэ, «болото». В свою очередь, на левом берегу в эпоху поздней античности начал разрастаться город, оставленный ориентировочно после 280 года: из-за угрозы варварских вторжений его жители предпочли обосноваться в Ситэ, под естественной защитой реки. С начала IV века на восточной стороне острова появляется первая каменная стена, сложенная из блоков без использования раствора или цемента – материал для неё брали из старинных римских построек, в частности «арен Лютеции». По современным оценкам, стена была около двух метров в высоту и имела толщину у основания в два с половиной метра. Мосты, находившиеся на месте современных Пети-Пон и Гран-Пон, со стороны Ситэ прикрывали бревенчатые башни.

История в Архитектуре
План Парижа начала IX века

В течение нескольких последующих веков Париж неоднократно подвергался нападениям и разрушению, но всегда восстанавливался – очень уж было удобное место для контроля над судоходством по Сене. В эпоху викингов скандинавы не раз поднимались вверх по реке до самого города – нападения следовали друг за другом в 845, 856, 857, 866 и 876 годах, но были отбиты. В 885–887 годах последовала длительная осада Парижа викингами. К этому времени на обоих берегах Сены появились деревянные укрепления, построенные при императоре Карле Лысом – впоследствии они станут известны как Большая и Малая крепости, Гран-Шатле и Пети-Шатле.

Лишь с 1190 года появляется проработанная программа возведения укреплений вокруг города – строительству стен с многочисленными воротами-башнями парижане обязаны королю Филиппу II Августу, монарху благоразумному, хозяйственному и желавшему обезопасить свой любимый Париж от возможного нападения со стороны английских Плантагенетов, тогда владевших Нормандией – возведённый Ричардом Львиное Сердце грандиозный замок Шато Гайар находился всего в сотне километров от Парижа, то есть англичане могли подойти к столице за считанные дни.

27

Филипп Август считал приоритетной оборону правого берега. Строительство стены длиной 2600 метров с этой стороны велось с 1190 по 1209 годы – к этому времени болота были осушены трудами ордена тамплиеров, которым был подарен значительный участок земли на правом берегу. Левобережная часть стены строилась с 1200 по 1215 годы – наконец, Париж начал приобретать устоявшийся облик, который сохранится почти неизменным на протяжении следующих четырёхсот лет. Там, где стены примыкали к реке, были построены однотипные «большие парижские башни» – каждая высотой 25 метров и диаметром 10 метров. Среди них была и Нельская башня, известная большинству читателей по циклу романов Мориса Дрюона «Проклятые короли». Находилась она на левом берегу, где сейчас набережная Малаке, возле нынешнего моста Каррузель.

История в Архитектуре
Нельская башня. Реконструкция авторства архитектора Виолле-ле-Дюка, XIX век

В эти же годы появляется замок Лувр – землю под строительство за пределами городских стен Филипп Август купил у епископа Парижского. Как мы уже упоминали, ничего общего с современным Лувром этот боевой замок, способный выдержать длительную осаду, не имел. Это было практически квадратное сооружение размерами 78 на 72 метра, с мощной цитаделью в центре, десятью оборонительными башнями по периметру и широким рвом. Во времена Филиппа Августа Лувр являлся чисто утилитарным сооружением – холодным, неудобным и совершенно неблагоустроенным; резиденция короля оставалась на острове Ситэ, в замке Консьержери, считавшемся одним из самых красивых дворцов Европы.

Тем не менее, в случае проникновения противника за городские стены и захвата собственно Парижа, Луврский замок мог держаться не менее года, ожидая подхода подкреплений. Для своей эпохи это был шедевр фортификационного искусства, где были применены все современные достижения в данной области, включая перенятые у сарацин машикули – навесные бойницы, предназначенные для вертикального обстрела противника. Цитадель являлась исключительно солидным сооружением – высота 32 метра, диаметр 16 метров, толщина стены у основания 4,5 метра. К сожалению, сейчас от средневекового Лувра почти ничего не осталось – замок Филиппа Августа был частично снесён в XVI веке ради строительства ренессансного дворца, остатки северной стены разобрали при Людовике XIII, а в наши дни можно увидеть лишь основания древних стен в подвалах музея.

История в Архитектуре
Луврский замок в конце XIV века. Позднейшая реконструкция

28

Если средневековый парижанин пройдёт вдоль берега Сены от Лувра к острову Ситэ, то увидит ещё два внутригородских укрепления. Когда в городе появились каменные мосты, пришлось защитить доступ на них двумя крепостями – Гран-Шатле с севера и Пети-Шатле с юга. Собственно от Пети-Шатле на остров ведёт каменный Малый мост, башня как была построена в 1130 году, так и сохранялась неизменной до сноса в 1782 году, единственная реконструкция состоялась при короле Карле V в 1369 году, когда Пети-Шатле решили капитально отремонтировать (крепость пострадала при наводнении). В последующие эпохи военное значение крепость потеряла и использовалась как тюрьма. В Гран-Шатле, на противоположном берегу, со времён Филиппа Августа располагались резиденция парижского прево, суд и полиция. В дальнейшем Большой Шатле также был снесён, крепость разбирали десять лет, с 1792 по 1802 годы.

Замок Тампль

Первый Дом Ордена Храма в Париже появился в 1139–1146 годах, когда набожный король Людовик VII (прославившийся в основном благодаря жене, герцогине Аквитанской Алиенор Пуату) подарил молодому Ордену участок на правом берегу – место не самое удачное, заболоченное и нездоровое. Рядом (ближе к реке) находились церкви Сен-Жан-ан-Грев и Сен-Жерве, то есть, ориентировочно нахождение первой резиденции тамплиеров можно привязать к пространству, ныне ограниченному улицами Риволи, Вьей-дю-Тампль и Архивов. Ни одного изображения Старого Храма не сохранилось, но по описанию Матвея Парижского башня напоминала Пети-Шатле, обычная архитектура эпохи – довольно мрачная квадратная коробка с узкими бойницами.

История в Архитектуре
Общая панорама Нового Тампля времён Филиппа Красивого. Слева башня Тампль, в центре церковь, справа башня Цезаря. Вид с юго-востока, на втором плане гора Мучеников (Монмартр) и силуэт церкви аббатства Сен-Пьер-де-Монмартр

Храмовники оказались людьми настырными и на протяжении столетия осушали болота, разбивали огороды и строили инфраструктуру: мельницы, склады, конюшни и т.д. Они осушили и освоили квартал, расположенный между улицами Веррери с юга, Беранже с севера, Тампль с запада и Вьей-дю-Тампль с востока. После приобретения в 1203–1204 гг. двух цензив, одна из которых находилась к востоку от улицы Вьей-дю-Тампль (улица Экуфф, улица Розье, улица Паве), а другая – к северу от улицы Веррери (Сен-Круа-де-ла-Бретоннери), анклав ордена приобрёл законченный вид. Он был окружён стенами и защищён привилегиями – в частности, все служители Тампля были неподсудны королевской светской власти. Внутри тамплиеры возвели великолепную церковь по образцу храма Гроба Господня (с ротондой и базиликой) и два донжона. Один из них, донжон Цезаря, датируется XII в., а второй – донжон Храма – второй половиной ХIII столетия. Эти башни были построены на месте, где сейчас находится сквер, который выходит к мэрии третьего административного округа.

Исходно комплекс Тампля располагался за стенами Филиппа Августа, но Париж расширялся за счёт появления новых предместий, всё их население было бы невозможно укрыть в городе в случае осады. С началом Столетней войны стало абсолютно очевидно, что прежних укреплений совершенно недостаточно, и при короле Карле V начинается строительство нового периметра стен. В черту города входят Тампль и Лувр, площадь обнесённой стеной территории увеличивается с былых 253 гектар до 400 гектар, Париж становится настоящим мегаполисом с численностью населения около 150 тысяч человек.

29

Следует отдельно заметить, что башня Тампль являлась самым высоким зданием Парижа (57 метров), а принадлежащая храмовникам земля сравнилась по площади с островом Ситэ. Рядом с Гревской площадью на Сене находилась тамплиерская гавань с колоссальным грузооборотом – к началу XIII века духовно-рыцарский орден отходит от своих основных функций по защите Гроба Господня и превращается в разветвлённую коммерческо-банкирскую компанию, вполне способную финансировать строительство столь грандиозных сооружений, как башня Тампль. Когда Филипп IV Красивый решил расправиться с тамплиерами – так до сих пор и не выяснено, по политическим или финансовым соображениям, – «полицейская акция» короля могла быть сорвана: парижский Тампль был способен обороняться весьма длительное время. Однако сопротивления тамплиеры не оказали, и весь комплекс, принадлежащий храмовникам, был захвачен людьми короля за одну ночь. После разгрома Ордена хозяйство отошло к госпитальерам и известно в последующие эпохи как «аббатство Тампль», а башня перешла во владение королей Франции.

Тамплиеры строились тщательно и умело, башня Тампль простояла 588 лет, почти не подвергаясь реконструкции. Возможно, она сохранилась бы и до наших дней, однако Наполеон Бонапарт в 1808 году приказал разобрать старинное сооружение по идеологическим мотивам: именно в Тампле содержались перед казнью бывший король Людовик XVI, дофин и королева Мария-Антуанетта – для роялистов башня стала символом. Работы по разбору продолжались два года, и к настоящему моменту никаких следов Тампля в Париже не осталось, если не считать названий квартала и улиц.

История в Архитектуре
Вероятно, одно из последних изображений Тампля. Свергнутый король Луи XVIпрогуливается по северной стене. Картина конца XVIIIвека

30

В XII–XIV веках столица Французского королевства была не самым удобным городом – плотная застройка, обусловленная теснотой внутри городских стен, многочисленные башни, четыре крепости. Всё было подчинено одной цели – обороне от внешнего противника. Облик города начал меняться во времена Бонапарта и стал абсолютно неузнаваемым в правление Наполеона III, когда префект округа Сена, барон Жорж Эжен Осман, начал перепланировку Парижа – начиная с 1854 года, было уничтожено более 60 процентов средневековой застройки и проложены бульвары. Старинная сеть парижских улиц исчезла навсегда – равно как и старый Лувр, Гран-Шатле, Пети-Шатле и Тампль.

А сегодня мы с вами можем увидеть Париж вот таким:

Автор Андрей Мартьянов